Аким избежал ответственности

Допрос Гаязова опять переносится

На процессе по делу заместителя акима Рудного Максута Дуспулова имя его непосредственного начальника - Бахытжана Гаязова - звучит слишком часто…

pic.alt

Фото: еженедельник «НГ».      Азамат Муратов: «Вопрос о привлечении Гаязова к уголовной ответственности стоял»…

Но с материалами в отношении него происходят какие-то странности: то они исчезают из томов дела, предоставленных на ознакомление защите, то находятся в камере вещдоков антикоррупционщиков, а не в суде, как положено во время процесса.

В связи с этим 12 декабря на очередном заседании в Рудненском городском суде был допрошен начальник следственного отдела департамента Нацбюро по противодействию коррупции Азамат Муратов, которому адвокат Ляззат Жансеитова задала прямой вопрос:

- Все это не связано с тем, что вы уводите Гаязова от уголовной ответственности?

Вопрос следователю настолько не понравился, что он напомнил стороне защиты о том, что клевета тоже грозит уголовной ответственностью, и добавил:

- Мною было принято объективное решение о прекращении следствия в отношении Гаязова...

Напомним, на скамье подсудимых вместе с Максутом Дуспуловым находится директор ТОО «Оркен» Умирхан Мусралиев. Предприниматель обвиняется в том, что заплатил 15 миллионов тенге Дуспулову за общее покровительство, выразившееся в своевременном перечислении денег и беспрепятственной приемке объекта «Биологическая очистка сточных вод от канализационных очистных сооружений до Васильевского испарителя» стоимостью 1,2 миллиарда тенге. Следствие велось очень долго - 5 месяцев. Еще два месяца ушло на бюрократические проволочки - передачу дела из департамента Нацбюро и обратно, а также из суда в суд.

Азамат Муратов рассказал, как проходило досудебное расследование, и почему из списка подозреваемых был выведен аким Рудного:

- Вопрос о привлечении Гаязова к уголовной ответственности стоял. Перед этим я собрал Дуспулова и Мусралива, их адвокатов, чтобы выяснить их окончательную позицию, которой они будут придерживаться в суде. Я это сделал, потому что никаких других доказательств причастности Гаязова, кроме показаний Дуспулова и Мусралиева о том, что деньги, в конечном счете, предназначались ему, не было. Если бы они отказались от этих своих показаний в суде, это привело бы к нарушению конституционных прав Гаязова и его оправданию. Дуспулов, Мусралиев и их защитники попросили несколько дней. В следующий раз мы встретились 4 июля. Дуспулов сказал, что свидетельствовать в суде против Гаязова не будет. Так же ответил и Мусралиев. Эта позиция в корне поменяла ситуацию.

После этого Муратов вынес постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Гаязова за недоказанностью.

Однако, как утверждает адвокат Мусралиева Ляззат Жансеитова, с этим постановлением она и ее подзащитный были ознакомлены лишь в день окончания следствия - 27 сентября. Мало того, это процессуальное решение отсутствовало в томах дела, которые получила для ознакомления сторона защиты - в адвокатском варианте не хватало сорока с лишним страниц. Битый час Жансеитова добивалась от Муратова ответа, почему так произошло. Муратов все списал на технические недочеты и «тактику ведения следствия».

- Вы понимаете, что все эти материалы, которые мы не получили, влияют на квалификацию деяния моего подзащитного? - спросила Жансеитова. - Макажанов с Мусралиевым утверждали, что им вовремя не оплачивали работы, акты не подписывали... Мы не согласны с квалификацией в части отсутствия вымогательства.

- Если уж на то пошло, Мусралиев тоже не бедный-несчастный, - эмоционально ответил Муратов. - Он не похож на человека, которого угнетали, загоняли. Когда Макажанов ему пожаловался, Мусралиев в телефонном разговоре сказал: «Пошли их куда подальше! Скажи, что я заберу технику и уеду! Они там все получат...».

Как пояснил Муратов, вопрос о привлечении к уголовной ответственности Макажанова тоже стоял открытым вплоть до последнего дня следствия.

Адвокат Жансеитова поинтересовалась, почему не было принято никакого процессуального решения в отношении начальника местной полицейской службы УВД Рудного Максата Ойыкбая. По словам Жансеитовой, в телефонном разговоре с Дуспуловым Гаязов говорил: «Надо доставить южанина, дать задание Ойыкбаю».

- И ведь Ойыкбай отправил в Шымкент человека, который приходил к дочери Мусралиева, пинал дверь ее квартиры... - заявила адвокат.

- О том, кто там, чью пинал дверь, я не знаю, - ответил Муратов. - Ойыкбай пояснил, что это была личная просьба Гаязова.

Невыясненной осталась и причина, по которой распечатки телефонных разговоров Гаязова, полученные в результате прослушки, не были предоставлены сторонам для ознакомления. Их принес на процесс Азамат Муратов по требованию суда. Следователь лишь пояснил, что диски и стенограммы находились в камере вещдоков департамента Нацбюро.

Сторона защиты попросила время для ознакомления со стенограммами, чем снова отложила допрос Бахытжана Гаязова.

http://www.ng.kz/modules/news/article.php?storyid=29085#.WjDM5woOiV1.facebook

Поделиться

баннер

Новые сообщения публикуются после модерации

Вы вошли, как гость. Вы можете оставлять комментарии, но для более удобного пользования сайтом, пройдите этап регистрации.

Проверочный код
    Хорошее дело

    Авторизация

    Забыли пароль?

    Регистрация

    Если вы впервые зашли на наш сайт и хотите пройти регистрацию, то перейдите по следующей ссылке:

    Регистрация
    ×
    Хорошее дело

    Подписаться на рассылку

    Подпишитесь на нашу почтовую рассылку, и мы будем регулярно высылать на ваш e-mail самые свежие новости и информацию о нашей газете и жизни всего города.

    ×