ГЛАВНАЯ

«Летать» трансформировалось в «лечить»

Вера Зинич о своей профессии

Вера Александровна Зинич - ведущий врач психиатр-психотерапевт не только нашего города, но и области, а также специалист по вопросам семейного консультирования. Помимо прочего Вере Александровне в ее бешеном графике удается быть хорошей матерью и женой, во всех смыслах хранительницей очага. Как же нашей героине удается все успевать, выдерживать ежедневный стресс, с какими трудностями и опасностями ей приходится сталкиваться?

pic.alt

Фото: А.Чибизова, В.Богаткин            "Для меня важна атмосфера, наполненная эмоциями и теплотой, которую создает женщина в семье"

- Вера Александровна, ваше имя на слуху не только в пределах города, но и в области, кем же мечтал стать ведущий врач?

- Вы знаете, это парадокс, но я мечтала стать стюардессой. Мне нравилось представлять полет, белый лайнер, интересную девушку в красивом костюме, которая всегда улыбается. И когда она идет по салону у всех ощущение что она олицетворение этого корабля. Годам к 12, в ребенке происходят метаморфозы. У меня появилось чувство, что мне жалко: жалко животных, стариков, всем хотелось помочь. И именно в этот период я поняла, что хочу быть врачом. Я даже после 8 класса хотела пойти в училище и поехать врачом в Афганистан, там спасать жизни. Так интересно глагол "летать" в моей голове трансформировался в глагол "лечить".

- Высшее образование вы получили в Городе Симферополь. Как вы попали в столицу Крыма, и почему не продолжили свое становление как специалист там?

- Я поступала в Карагандинский мединститут. И когда была выездная комиссия, на стенде висело два объявления. В одном из них была информация для абитуриентов, которые поступали на педиатра. Я написала заявление, никто из семьи не знал о моем решении. После экзаменов мы с подругой поехали в Караганду, узнать поступили ли мы. Читаем списки, а моего имени там нет. Я начала плакать прямо у доски. Мама подруги не растерялась, повела меня в деканат. Там сказали, что мои документы уже в городском здравоохранении, мне нужно их забрать и собирать чемоданы. А вернулась я в Рудный по той причине, что после окончания института иностранным студентам сказали, что интернатуру нужно проходить в зоне экологического бедствия, возле Чернобыля. Естественно, это было страшно. Еще одной причиной стал развал СССР и мое финансовое положение.

- Как же вы пришли в психиатрию?

- Работая какое-то время в акимате нашего города, я все больше понимала, что я однозначно психотерапевт. Я люблю говорить: если чему-то суждено сбыться, этому ничего не помешает, не суждено - ничего не поможет. Через время открывается вакансия в психиатрической больнице, и тут я подумала, что уже никто меня не удержит. Мой мотив видимо был настолько сильным, и я четко понимала, где и кем я хочу быть, что руководство меня отпустило почти безболезненно. И так я начала свой путь в психиатрии, наконец-то понимая, что я на своем месте.

- Сейчас вы занимаете должность заведующей мужским отделением в психиатрической больнице. Как вы этого достигли?

- Самая главная цель врача - развитие. Для этого есть образование, профессиональные квалификационные категории и т.д. Но если на этом пути открываются коммуникативные или организаторские способности, то это развитие может продолжаться и в виде карьерного роста. Проработав в акимате, я уже сполна воспользовалась навыками, упомянутыми выше, и, придя в больницу, у меня были уже другие цели. Первой из них стало приблизиться через психиатрию к психотерапии. Я получила первую, вторую и высшую категорию. Назначение руководством меня на эту должность это скорее не мое желание, а апофеоз моего опыта и знаний. Я продолжаю развиваться как специалист, но брать на себя больше ответственности я не хочу. Это продиктовано не страхом, а временем. У меня есть семь, муж, дети. Я на телефоне с коллегами 24/7, а если будет должность выше, я вообще перестану появляться дома. Я ведь нужна не только больным, но и своей семье, которой мне тоже хочется уделять время. Для меня важна атмосфера, наполненная эмоциями и теплотой, которую создает женщина в семье.

- Учитывая специфику вашей работы, вы сталкиваетесь со стрессом каждый день. Как вы справляетесь с ним?

- Что касается именно работы. Когда я была помоложе, мне было сложно дистанцироваться от ситуации. Мир для меня только открывался, и как бы я не хотела, на тот момент, не смогла бы просто абстрагироваться. Однако с возрастом происходит дистанцирование. Это не значит, что ты черствеешь или становишься более хладнокровным. Ты просто понимаешь, где уже ничего не сделаешь, где еще можно помочь, а где за ширмой драматизма нет ничего страшного. Что касается дома. С супругом у нас сформировались такие отношения, где я говорю, он слушает. Иногда я прихожу домой загруженная, и мне не хочется разговаривать. Мой муж меня не донимает вопросами. Он знает, что мне нужно время, проходит минут 10-15 и меня прорывает (смеется). Ты представляешь... Важно, когда в семье человек умеет тебя выслушать. Он не комментирует, не оценивает, а просто находится рядом и дает возможность выговориться. При этом мне не обязательно рассказывать о том, что меня беспокоит, я могу говорить о политике, о ситуации в больнице без имен и фамилий, о новостях и мне этого достаточно. Для меня важен именно момент эмоций, накопившихся за день в виде диалога. Общение с мужем и детьми как раз меня успокаивает и для меня этого больше, чем достаточно. Приходя домой, я чувствую, что тут меня любят, ждут, и поддержат, если понадобится. Я чувствую, что я не одна. Это важно!

- Что на ваш взгляд самое трудное в психиатрии и психотерапии?

- Когда я только начинала работать, я давала человеку определенные инструменты, указывала на ресурсные моменты в ситуации, которые он может использовать, чтобы решить проблему. Парадоксально, но человек оказывал сопротивление. Он ничего не делал, ко мне возвращался с той же проблемой, и все шло по кругу. Меня это ужасно злило. И был немой вопрос: "почему ты приходишь ко мне за помощью, я тебе ее оказываю, а ты ей не пользуешься?". Приобретя опыт, я поняла следующее: не всем людям нужны инструменты для решения проблемы здесь и сейчас. Иногда я вижу, что потребность уже есть, но для действий человек пока не созрел. Он пришел выговориться, пожаловаться, получить ресурс. Людям иногда необходим просто эффект присутствия.

- Благодарят ли вас люди за вашу работу? И как это происходит?

- Знаете, эмоциональное реагирование бывает редко, на грудь не кидаются. Но через время, когда ко мне приходят новые люди, оказывается, что они про меня слышали много хорошего, они, не взаимодействуя со мной, уже уверены в том, что я им помогу. Это то самое сарафанное радио, о котором я уже говорила. Такая отсроченная благодарность для меня важнее, чем сиюминутные порывы, в виде слов, конфет, цветов.

- Учитывая специфику вашей работы, приходили ли вам угрозы от пациентов?

- В моем отделении есть категория бредовых больных. Один из них пишет в интернете, что я ведьма, потому что у меня разные глаза (они действительно отличаются по цвету), что меня нужно расстрелять, сжечь и т.д. Но в психиатрию слабый не пойдет. Если я буду бояться, то другой человек считает это за три секунды. Даже когда возникают драматичные ситуации в отделении, во-первых, есть санитары, во-вторых, я как врач не буду провоцировать пациента. Больные считывают невербальное сигналы. Нельзя быть резкой, суетливой, излишне эмоциональной. Я как воспитатель в детском саду, могу по головке погладить и похвалить, а могу и голос повысить, сделать замечание. Но как психотерапевт, я в первую очередь стараюсь применить дипломатию, поуговаривать, наладить контакт, где это возможно. С каждым пациентом я веду себя по-разному, в зависимости от того, на что он лучше реагирует. Иногда мне приходится и актером быть. К кому-то по имени отчеству обращаюсь, к кому-то на ты. Кому-то подыграть могу. Завершая ответ, могу сказать, что страх есть, но я его умело маскирую.

- Были ли моменты, когда ваша помощь оказалась не во благо?

- Был случай, который я никогда не забуду. Ко мне поступил парень, у которого были серьезные проблемы с алкоголем. Он прошел лечение, пробыл у нас 10 дней, вышел стабильный, и мы его отправили домой. Не знаю, что произошло дома, но через пять дней он повесился. У меня было ощущение, что я за алкогольной интоксикацией не разглядела депрессию. Несмотря на то, что родственники претензий не имели, я не могла найти себе места. Но хочется сказать вот что: бывают моменты, когда в отделении человек стабильный, ведет себя хорошо, спокойно. Но приходит домой и у него начинается обострение заболевания. Сейчас я понимаю, что лечение это 20%, а 80% - это макросоциальная среда, взаимоотношения, роль человека в семье и в обществе. И если в больнице он находится в безопасности, чувствует себя равноправным членом, его уважают, мы не морализируем, не критикуем, не ругаем, то в обществе, куда он возвращается, он опять становится изгоем. Жалко, больно, но вот так происходит.

- Что лично вам нравится в профессии психиатра и психотерапевта?

- Я люблю четкость и структурированность. Это для меня важно. С другой стороны, я гуманитарий. В этой профессии переплетаются как четкость и структурированность, так и огромный простор для творчества и развития. Каждый человек в своем заболевании особенный. Лекарства одинаковые, но нет людей, у которых дозировка или комбинация препаратов будет идентичной. У заболевания есть свои закономерности, но внутри заболевания каждый проявляет себя по-разному. Если вы мне дадите лист назначения больного, то по дозировке и комбинации лекарств я вам назову его диагноз. Еще я аналитик, я люблю анализировать, а это необходимое качество в этой профессии.

- Что следует знать ребятам, которые хотят поступать на психотерапевта?

- Любая профессия романтизируется, не исключение и психотерапия. Звучит красиво "внедриться в дебри человеческого сознания". На сегодня и фильмов много, где все это красиво представлено. Но чтобы этого уровня достичь, нужно много работать и на одной лекции вам не раскроют все секреты. Многих начинающих врачей пугает работа с душевнобольными. Я в психиатрию пришла через интерес к психотерапии. Изначально я хотела и хочу работать со здоровыми личностями. Но и у здорового человека бывают кризисы, депрессии и различные расстройства. Чтобы помочь в этих случаях нужно знать психопатологию, через знание болезни вы поможете помочь здоровому человеку. Главные качества для врача нашей ниши это быть сильными духом, с харизмой, пытливостью и желанием помогать здоровым людям.

- Почему с вашим опытом и компетенциями вы остались в Рудном?

- В юности мне казалось, что весь мир у моих ног. Но когда я вернулась в Рудный, произошел ряд глобальных изменений в мире, что, несомненно, повлияло на мое пребывание в городе. Я развиваюсь в своем ритме и мне комфортно. В каждой профессии (педиатр, работа в аппарате акима, психиатр, психотерапевт) я не испытывала конкуренцию, меня ни с кем не сравнивали. И второй момент, когда я вернулась после института, мне не нужно было думать о социальных вещах, я была сконцентрирована на работе и развитии, на своем становлении. Лучше быть первым в деревне, чем вторым в Риме. Габариты городов могут быть разными, но социальные аспекты-то везде одинаковые: дом-работа, работа-дом. Для того, чтобы развеяться, я езжу к сестре в Россию. Мы ходим по театрам, выставкам, музеям. Я получаю свою дозу культурного ресурса и мне хватает. У меня нет потребности каждый день ходить по берегу моря или видеть высотки, стоять в пробках по 2-3 часа. Мне удобно в Рудном, он маленький, компактный, не суетливый для моей быстрой жизни. Буду зарабатывать дома и выезжать в гости, на моря, но потом возвращаться туда, где меня ждут и любят. Рудный среди всех городов не худший, а я бы даже сказала, наоборот. Он уютный, здесь по-настоящему чувствуешь себя дома!

Поделиться

баннер

Новые сообщения публикуются после модерации

Вы вошли, как гость. Вы не можете оставлять комментарии. Вам необходимо пройти процедуру регистрации или зайти на сайт со своим зарегистрированным именем и паролем.

Проверочный код
    Хорошее дело

    Авторизация

    Забыли пароль?

    Регистрация

    Если вы впервые зашли на наш сайт и хотите пройти регистрацию, то перейдите по следующей ссылке:

    Регистрация
    ×
    Хорошее дело

    Подписаться на рассылку

    Подпишитесь на нашу почтовую рассылку, и мы будем регулярно высылать на ваш e-mail самые свежие новости и информацию о нашей газете и жизни всего города.

    ×