ГЛАВНАЯ

Закулисные игры…

Кому нужен скандал в Доме ребенка?

В Казнете активно раскручивается скандал вокруг специализированного Дома ребенка в Рудном…

pic.alt

Фото: С.Петренко.        Пока вокруг Дома ребенка в Рудном раздувают скандал, учреждение живет своей жизнью

Электронные СМИ наперегонки распространяют новость, со ссылкой на телеканал Astana.kz, о том, как члены экспертной группы Республиканского совета по защите детей при партии «Нур Отан» с внезапной проверкой посетили рудненский специализированный Дом ребенка.

Так что же так возмутило членов экспертной группы? Цитируем: «Рудненский Дом ребенка - один из двух десятков подобных спецучреждений в стране. Экспертов Республиканского совета увиденное шокировало. У малышей из паллиативной группы пролежни, их не выносят на улицу. Дети содержатся в антисанитарных условиях. На многих нет одежды, а зовут их исключительно по номерам.

«У одного ребенка с гидроцефалией были пролежни, один лежал в своих рвотных массах. При нас ребенка называли не по имени, а по номеру. Все эти вещи свидетельствуют об отношении к деткам, которые не могут постоять за себя», - сообщила заместитель председателя совета Динара Закиева. 

После замечаний Республиканского совета по защите прав детей при партии «Нур Отан» акимат области обязался перевезти малышей из рудненского Дома ребенка в учреждение в Костанае»…

Если честно, подобная информация удивила очень сильно. В Доме ребенка нашим журналистам приходилось бывать неоднократно, освещая различные мероприятия, проводимые сотрудниками учреждения для своих подопечных. Каких-либо антисанитарных условий и уж тем более обращение к детям по номеру мы не наблюдали. Да, можно усомниться, дескать, специально подготовились к приходу журналистов. Но общая картина в Доме ребенка всегда оставляла только приятное впечатление.

Учитывая начинающий набирать обороты скандал, а также многочисленные комментарии Интернет-пользователей о том, что учреждение надо закрыть, а персонал привлечь к уголовной ответственности, мы также решили нежданно навестить Дом ребенка.

Во вторник, в 10 часов, отправляемся в Дом ребенка. Наш приход совпал с дежурным мероприятием. Для детей был устроен праздник в честь именинников – Лизе исполнилось четыре года, Вове – три. Дети пели, играли, с ними работали аниматоры из числа общественников, постоянно навещающих это специальное учреждение.

Пока малыши водили именинные хороводы, главный врач Дома ребенка Рамзия Гилязутдинова без каких-либо проблем провела нас по всем постам и блокам учреждения. Везде чистота и порядок, новые ковровые покрытия, кровати, и даже плазменные телевизоры.

-У нас их два – спасибо нашим спонсорам, - пояснила Гилязутдинова.

После обхода в кабинете главврача начинаем разбираться в сути возникшего скандала, и тех замечаний, которые были сделаны членами экспертной группы Республиканского совета.

- Рамзия Кабировна, поясните, как проходила проверка?

- Проверка проводилась с 5 по 7 августа. Члены комиссии посещали в Рудном детские дома, центр «Мерей». Что хочу сказать, в общем-то, все учреждения, которые были охвачены проверкой – они были заранее предупреждены. Нас никто не предупреждал.

Это, в принципе, и не так важно, просто чтобы вы понимали. Пятого августа уже в половине седьмого вечера мне позвонила заместитель акима Елена Скаредина, и попросила предоставить человека, который смог бы провести членов комиссии по Дому ребенка. В это время там находился только дежурный персонал. Я хотела сама присутствовать, но дорога из дома до учреждения заняла бы определенное время. Кто я такая, чтобы задерживать членов комиссии? Позвонила, попросила дежурную медсестру все показать. Опять же, мнение наших сотрудников – члены комиссии уже были уставшие, раздраженные, и уже были настроены не совсем положительно в нашу сторону. Опять же, как мне передал персонал, не понравилось, что их не встречали, отсутствовал главврач. Ну, вы же знаете, у нас любят, чтобы встречали…

- Какие претензии возникли у членов комиссии помимо тех, которые уже озвучены в Казнете?

- Началось с того, что на первом посту, - это старшая группа, в месте, где они разуваются, и, непосредственно, в раздевалке был песок. Но время, я еще раз уточняю, половина седьмого – дети заходят с прогулки, снимают обувку, меняют одежду, заходят в группу, их ведут сразу умываться, естественно, песок с них сыплется, потому что на площадках у нас везде песок, чтобы при случайном падении дети не получали серьезных травм. В группе 9 детей. Не так уж и много, но дети-то у нас особенные. То есть за каждым ребенком нужен догляд. Есть у нас мальчик – Руслан, он может и стол опрокинуть, может и укусить, то есть он мимо кого-либо просто пройти не может. Естественно, персонал занят чем? Они детишек умывают, усаживают за столы, приносят пищу и начинают их кормить. Стоит учесть, что не все еще умеют кушать самостоятельно. У нас дети – до четырех лет. После того, как детей покормят, умоют, начнут готовить ко сну, вот тогда высвободившийся персонал наводит порядок в раздевалке и на площадке.

Вот, не понравилось, что песок. Но это рабочий процесс.

Не понравилось, что медсестра не знает точное количество работающих. В это время был только дежурный персонал, из администрации никого не было. Она сказала, что примерно 70 человек. Это «примерно» членам комиссии тоже не понравилось.

Были претензии по спецодежде. У нас для того, чтобы условия приблизить к домашним, сотрудники имеют два комплекта спецодежды. Медицинские костюмы и плюс - цветные халаты. Во время кормления, лечебных процедур персонал в медицинской одежде, в процессе ухода за детьми используются цветные халаты. Не понравилась наша спецодежда, видимо решили, что она домашняя, и сделали вывод, что персонал у нас без спецодежды находится.

Затем на четвертом посту, там  у нас дети самые тяжелые. Увидели шприц. Хочу пояснить, что это был шприц для зондового кормления, и на основании этого сделали вывод, что у нас шприцы везде валяются. А в этой ситуации ребенка только покормили, Виталю нашего, шприц положили на стол, начали умывать. Позднее этот шприц бы помыли и утилизировали. У нас заключен договор на утилизацию. Шприцы для инъекций у нас находятся в сестринской, в медшкафу, доступа детей туда нет. Ну, и вообще у нас на тот момент не было инъекций никаких. Это можно нормально проверить по историям, по листам назначений. Поэтому говорить, что у нас шприцы везде валяются, ну, я не знаю…

- А как вы объясните информацию, что у вас дети спят голые, у некоторых пролежни, то есть, получается, нет соответствующего ухода?

- Есть у нас ребенок с гидроцефалией. При общем весе 12 килограмм вес головы не менее 7-ми килограммов. То есть, кожа истончена, натянута. Под тяжестью образуются трофические язвочки. Ребенка – для того, чтобы не было этих язвочек – каждые два часа переворачивают, подкладывают специальные круги, проводится обработка. Но, в силу того, что иммунитет ослабленный, есть неврологические расстройства, естественно, язвочки возникают. Но все профилактические меры мы принимаем, лечение проводим, то есть ранки не увеличиваются – они затянуты, края чистые. Все средства защиты: очиститель для кожи, памперсы, разовые пеленки, различные крема – это все есть в наличии, и применяется. Но, вот это они увидели – и теперь пролежни оказывается. Что касается «голых» детей - в группах очень жарко, поэтому в летний период мы накрываем их простынками.

- Также прозвучала информация, что детей не выводят на улицу. Поясните этот момент.

- Я уже говорила, что членам комиссии не понравился песок, и откуда он взялся. Значит, дети гулять все-таки ходят. Претензии были, что детей именно с этой, тяжелой группы не выводят гулять. Но, тут нужно понимать. Вынести такого ребенка очень проблематично. На этом посту у нас дети только лежачие. Был такой момент, что детей с четвертого поста пытались выносить на улицу, и они все дали судороги. То есть, у детей есть судорожная готовность. Тут довольно сложно давать однозначную оценку…

- Ну, и самое шокирующее для всех интернет-пользователей – у вас, якобы, детей называют не по именам, а по номерам? Прокомментируйте пожалуйста.

- У нас дети не по номерам. Нумеруются горшки, средства личной гигиены, то есть расчески, стаканчики для зубных щеток, сами щетки, полотенчики. Кроватки маркируем. К примеру, Айгуль не ляжет уже в постельку Вовы, Вова не возьмет зубную щетку Макара. И был такой момент, когда на третьем посту детей усаживали на горшки, няня просто спросила, какой горшок подать Лизе, кстати, нашей сегодняшней имениннице. Сказали – горшок номер пять. Все – это услышали, остальное не услышали. Получилось, дети пронумерованы.

В подтверждение этих слов Рамзия Гилязутдинова провела для нас дополнительную экскурсию в санузел ближайшего поста. Все чисто и опрятно. Действительно, на всех горшках, стаканчиках, зубных щетках и полотенцах проставлены номера. На стене висит листок формата А4, в котором вписаны имена детей, а напротив номера, какими промаркированы их личные предметы гигиены. Словом, члены комиссии, а возможно, журналисты, разнесшие эту информацию, услышали звон, но не стали разбираться, где он.

- Рамзия Кибировна, а как вы объясните претензии по антисанитарии, вас же должны проверять уполномоченные органы?

- Конечно, проверяют, и мы всегда готовы к проверкам, даже внезапным. Приведу простой пример. Весной у нас было поступление детей – Аярун у нас пришла из дома, Вика и Леночка пришли с роддома – их перевели. И, в общем-то, получилось, что у детей началась рвота, и потом жидкий стул. Мы двоих положили в стационар. К нам, естественно, нагрянула санэпидстанция. Проверяли все и всех, взяли кучу мазков – белье, посуда, игрушки, мебель. Проверку прошли все сотрудники. Нарушений не выявили. Скорее всего, просто была дисфункция, дети привыкали к нашей пище.

- По пище. Была информация, что во время работы комиссии у вас ребенок лежал в рвотных массах. Как вы это объясните?

- По питанию. У нас шестиразовое питание, дети ежедневно получают фрукты, натуральные соки, мясо, рыбу. Все свежее, нареканий нет. А по рвотной массе, я уже говорила – комиссия пришла, когда дети пришли с прогулки, и их начали кормить. У нас дети от совсем крошечных – до 4 лет. Сами понимаете, маленький ребенок после кормления может срыгнуть, даже просто от того, что много скушал. Конечно же, персонал уберет, ребенка помоют, переоденут. Но, почему-то внимание заострили именно на этом моменте…

- Рамзия Кибировна, а сколько у вас всего подопечных в Доме ребенка на данный момент?

- Так, на начало года у нас было 35 детей - 11 поступило, 19 убыло, детей берут под опеку, четверо из них ушли в родные семьи, и детей, которые недееспособны, мы переводим в Костанайский спеццентр. Сейчас у нас 27 детей. Один ребенок – Танюша наша – лежит в детском отделении горбольницы. Мы 29 августа ее госпитализируем в Нур-Султан, на операцию. У нее очень сложный порок сердца. До этого, в июле мы возили ее в Алматы, там прошли недельное обследование, к сожалению, диагноз подтвердился.  Из-за сложности операции помочь согласились только в столице, в национальном научном кардиоцентре. Вот с ней 27, из них четверо инвалиды…

Опять же, на данный момент коллектив во главе с главврачом надеются, что чиновники разберутся в ситуации, если необходимо, проведут комплексные проверки, и все вернется в прежнее русло. Хотя, уже есть информация, что детей переведут в Костанайский дом ребенка «Дельфин», а по Рудному вопрос стоит о закрытии.

К слову, последний вопрос о количестве подопечных, заданный Гилязутдиновой, был не случайным. Есть у нас кое-какие предположения. Для начала давайте вспомним прошлогоднюю историю с объединением в Рудном трех медицинских учреждений – детской больницы, родильного дома и городской больницы.

Напомним, что в середине августа 2018 года в детской больнице Рудного образовалась инициативная группа из числа сотрудников и профсоюзного комитета, которые выступали против объединения. Камнем преткновения стало постановление акима Костанайской области Архимеда Мухамбетова N284 от 19 июня 2018 года, согласно которому детскую больницу и перинатальный центр будут объединять в одно ГКП под эгидой городской больницы. По мнению членов инициативной группы, подобное объединение могло ухудшить ситуацию с оказанием медицинской помощи детям. Инициативная группа направила обращения в городской и областной акиматы. Параллельно стали собирать подписи под петицией премьер-министру.

Областное управление здравоохранения было вынуждено ответить на социальную активность рудничан. В стенах детской больницы прошла встреча с медицинским персоналом и родителями, на которой представители областного управления здравоохранения попытались разъяснить ситуацию и ответить на вопросы.

Позднее в Костанае был проведен брифинг с участием представителей Минздрава, областного управления здравоохранения и главных врачей медицинских учреждений, на котором было заявлено, что, несмотря на протесты, объединение больниц в Рудном будет. При этом не стали юлить, а четко обозначили суть - объединение ресурсов трех больниц позволит сэкономить 29 миллионов тенге на сокращении административно-технического персонала.

Не меньший резонанс вызвала информация о закрытии Качарской городской больницы, которая появилась в социальных сетях на странице общественного объединения «Центр защиты прав потребителей города Рудного». Тушить пожар в Качаре вновь отправились представители облздрава. В итоге, руководитель ведомства Еркен Даутбаев написал заявление об увольнении по собственному желанию в связи с переездом в Астану…

Это была официальная версия ухода главы облздрава. Неофициальная - Даутбаеву предложили уйти по собственному в связи со скандалами вокруг оптимизации медицинских учреждений в регионе, которые докатились до Астаны, и даже стали предметом судебных разбирательств.

А теперь обратимся к проблеме Дома ребенка в Рудном. Проверка прошла в начале августа, а полыхнуло только в конце месяца. Одновременно с этим появилась информация о возможном закрытии учреждения и переводе детей в Костанайский Дом ребенка «Дельфин», находящийся под крылом облздрава.

Если говорить по существу, то по нашей информации в областном «Дельфине» при 100 койко-местах на данный момент всего 26 детей. По данным Комитета по охране прав детей, переданных ОФ «Ана Үйі», и вовсе 15. В рудненском Доме ребенка, рассчитанном на 50 мест – 27 детей. Это информация самого главврача учреждения. Комитет по охране прав детей сообщает о 24-х подопечных.

Но дело даже не в этой статистической погрешности. И там, и там учреждения работают не в полную силу, а значит, кого-то необходимо оптимизировать. Понятно, что выбор пал на учреждение в Рудном. Вот только одна загвоздка. В «Дельфине» находятся здоровые дети. Что уже говорить об отсутствии обученного персонала, ведь подопечным рудненского Дома ребенка требуется специальный уход, в том числе и медицинский. Опять же, неизвестно, как это воспримет персонал из 82 человек, как отреагирует общественность…

Как уже говорилось, это только наши предположения, но после такого скандала, раздутого в СМИ, против оптимизации точно никто слова не скажет. Да и властям Рудного представляется возможность в ближайшее время без каких-либо дополнительных затрат отчитаться, к примеру, об открытии еще одного детского сада на 50 мест.

Поделиться

баннер

Новые сообщения публикуются после модерации

Вы вошли, как гость. Вы не можете оставлять комментарии. Вам необходимо пройти процедуру регистрации или зайти на сайт со своим зарегистрированным именем и паролем.

Проверочный код
    Хорошее дело

    Авторизация

    Забыли пароль?

    Регистрация

    Если вы впервые зашли на наш сайт и хотите пройти регистрацию, то перейдите по следующей ссылке:

    Регистрация
    ×
    Хорошее дело

    Подписаться на рассылку

    Подпишитесь на нашу почтовую рассылку, и мы будем регулярно высылать на ваш e-mail самые свежие новости и информацию о нашей газете и жизни всего города.

    ×