ГЛАВНАЯ

Раз-два, взяли!..

Как украли дом стоимостью 140 миллионов тенге

Чудны дела твои, Господи! В самом деле, за время работы журналистом, приходится сталкиваться с историями, по которым впору романы или детективы писать. Вот и история Ирины Григорьевны Цебрук из поселка Качар из этого же расклада. Женщина на протяжении нескольких лет пытается разобраться в ситуации с домом №82, которого по факту нет, а по документам он существует.

pic.alt

Фото:  "Шайхемелов тогда на мою просьбу написать справку о демонтаже дома поморщился, но все же ее выписал…"

Куда уплыл «Летучий голландец»?

История эта берет свое начало в 1996 году, когда семья Ирины Григорьевны приобрела в этом доме две квартиры: одну купила для себя мама героини, а вторую она взяла для дочери. Дом был панельный, пятиэтажный, новый. Казалось бы, живи и радуйся! Но случившаяся через 4 года оптимизация жилья испортила жизненные планы многим людям, которые за короткий период лишились собственного жилья и остались наедине с возникшими трудностями.

Дома в тот период безжалостно отключались от всех видов коммунальных услуг, а жильцы вынуждены были искать другое жилье. В Рудном жертвами оптимизации, в основном, оказались "малосемейки", а дом №187 по улице Ленина вообще стал символом происходившему безобразию и получил меткое народное прозвище "Титаник". В поселке Качар почему-то выбор местных властей остановился на благополучном доме №82, хотя рядом стояла старая, почти пустая пятиэтажка - дом №9. Ирина Григорьевна тоже называет свой пропавший дом по аналогии с рудненской знаменитой "заброшкой" - "Летучий голландец". Все его видели, а куда он "уплыл" остается только догадываться.

В 1999 году качарский акимат предупредил, что в 2000 году дом №82 будет отключен от тепла, водоснабжения, света. Собственникам квартир, проживавшим в этом доме, было предложено искать в поселке пустующие брошенные квартиры и занимать их. Люди стали расселяться - кого-то приютили родственники или друзья, другие влезли в долги и купили другое жилье, а кто-то, действительно, переезжал в разбитые чужие квартиры. Как вспоминают пострадавшие жильцы, им пообещали, что со временем они смогут приватизировать арендное жилье. Качарцы тогда наивно поверили словам местной власти. Правда, не все решились сделать шаг в неизвестность. Семья Ждановых, мать с двумя сыновьями школьниками, решила остаться жить в своей квартире в опустевшем доме. Возможно, она не нашла жилья или не знала как это сделать. Во всяком случае, женщине никто не пришел на помощь. Случилась страшная трагедия: когда детей не было, мать угорела при обогреве помещения буржуйкой. Поселок небольшой, все знают друг друга. Можете себе представить, какой резонанс вызвала трагедия на фоне общего депрессивного настроения. Дети остались сиротами и их забрали родственники в Россию.

- Я видела, как разбирали дом, записала номера техники. Там стояли краны и машины, - рассказывает Ирина Григорьевна. - Отнесла их в наш акимат и отдала бумагу главному специалисту Жанату Шайхемелову. Я умоляла его остановить это безобразие, передать информацию главе поселка, чтобы он вмешался! Волновалась, ведь там квартиры моих мамы и дочери, которые мы купили и оставались их собственниками! А он голову опустил и молчит. Позже в разговоре с ним я спросила, передавал ли он мою просьбу и бумажку с номерами техники акиму поселка Сергею Прокопьеву. "Да", - говорит, - "сказал. "И что?", - спрашиваю его. "Он промолчал", - ответил мне специалист.

- Вот для чего разбирают дом? - рассуждает Ирина Григорьевна. - Единственное, если участок нужен под государственные нужды, когда нужна земля, но тогда взамен дается жилье! А здесь дом просто демонтировали... Остался только торец, в котором находилось помещение, принадлежащее ССГПО. Впоследствии оно было приобретено собственником под кафе. Долго не могли оформить это помещение. Аким поселка Сергей Прокопьев заставил предпринимателя найти собственника квартиры, которая примыкала к торцевой части дома, чтобы он ее выкупил. Значит, глава поселка знал, что квартиры в этом демонтированном доме находятся в частной собственности. Кстати, когда оформлялись документы на помещение, Прокопьевым было предложено владельцу кафе взять землю дома №82 в собственность, так как, по его словам, она была ничья.

До сих пор на этом месте валяются кучи мусора. Кто и куда увез панели бывшего дома, жители поселка примерно знают.

Вполне возможно, бывшие жильцы и не стали бы разбираться в этой ситуации, если бы одно "но". Власти поселка не сдержали слово по приватизации нового жилья. Лишенцы квартир проживали на правах договоров аренды с акиматом, и по прошествии лет, некоторые их них стали получать настойчивые предложения освободить жилье, так как квартиры до сих пор являются собственностью акимата.

Мать Ирины Григорьевны Бондаренко Наталья Минаевна тоже перебралась в арендную квартиру.

- На протяжении всех лет мы обращались в акимат по приватизации жилья, но результата не получили. Моя мама ветеран труда и труженик тыла, награждена медалью "За трудовое отличие". Она имела право проживать в собственной квартире и очень хотела оставить жилье своему внуку в наследство, - рассказывает Ирина Григорьевна. - За этот период в поселке сменилось четыре акима, но, ни один не решил этот вопрос.

Наталья Минаевна прожила в арендной квартире 7 лет, до своей смерти. Единственное, что за этот период удалось дочери, достать справку о демонтаже дома №82 за подписью уже упомянутого Жаната Шайхемелова.

- Чтобы человека поставили в очередь на жилье, нужно его не иметь 5 лет, - поясняет героиня статьи. - Но маму никто не лишал собственности на квартиру, тем более по суду, которого не было. По документам, на тот момент она так и оставалась владельцем квартиры. Он, Шайхемелов, присутствовал при демонтаже и мог бы, как и весь акимат, остановить демонтаж. Но они бездействовали. Кто-то посчитал себя небожителем и решал свои, по-видимому, материальные проблемы. Шайхемелов тогда на мою просьбу написать справку о демонтаже дома поморщился, но все же ее выписал. Благодаря этому удалось поставить маму в очередь на жилье.

Интересно, что по факту дома №82 нет с 2005 года, а по документам, то есть юридически, он существует. Во всяком случае, по данным ЦОНа это так. Ирина Григорьевна в этом убедилась, когда брала справку о зарегистрированных правах на собственность квартиры №57. Подтвердили "наличие" дома и в рудненском отделе по регистрации и земельному кадастру. Специалисты так и сказали: "Технический паспорт на 82-й дом есть, а в базе его нет, так как когда формировалась электронная база, внести данный дом было не возможно, потому что дома №82 на месте не оказалось, и акимат не предоставил документ или акт о легитимности его исчезновения. Значит, дом жив и здоров, так как нет акта о его сносе, чтобы признать дом погибшим". В отделе архитектуры и градостроительства ответили примерно так же.

Получается, дом как бы до сих существует и благополучно числится в жилищном фонде поселка. Некоторые собственники квартир до сих платят налоги за несуществующее жилье. К примеру, Нургалиева Кенжебике получила в 2017 году квитанцию об оплате налога на имущество за 2016 год.

Закон как дышло

Уголовное дело по незаконно демонтированному дому №82 завели в 2017 году. Но до этого Ирина Григорьевна обращалась в прокуратуру с заявлением о незаконном демонтаже здания. Прокуратура не стала тогда разбираться в перипетиях дела, так как не рассмотрела нарушения конституционных и законных прав собственников и порекомендовала обратиться в полицию и в суд, что женщина и сделала. По ее словам тогда полицейские, а именно следственный отдел, заняли выжидательную позицию, ожидая какое решение примет суд, а суд в свою очередь ждал результатов расследования.

Ирина Григорьевна обратилась с иском к поселковому акимату о признании с их стороны полного бездействия, приведшего к демонтажу здания. Но у суда были какие-то свои веские аргументы и вины ответчика судья не признал.

- Я подходила ко всем акимам, которые были в поселке - к Прокофьеву, Куанышбаеву, Жильгильдину по поводу своей квартиры, но они ничего не решали, - рассказывает Ирина Григорьевна. Женщина начинает делать запросы во все инстанции, пытаясь узнать, кем было принято решение о демонтаже их дома. Ответы в общей массе стандартные: "В решениях и распоряжениях акима поселка Качар за 2000-2005 годы нет сведений о сносе (демонтировании) вышеуказанного объекта, в связи с чем направить сведения в ваш адрес не предоставляется возможным".

Исходя из этих ответов, напрашивается однозначный ответ, что снос дома №82 не имеет под собой юридического обоснования. А вот ответ из Управления юстиции имеет несколько иной характер: "Объект недвижимости, расположенный по адресу п. Качар, мкр.2, дом №82, квартира №57 был поставлен на учет, как бесхозяйственное имущество на основании письма Аппарата акима поселка Качар Костанайской области от 12.08.2002 года за №208". Как так?

Собственников квартир принудительно выселили из своего жилья, находящегося в хорошем состоянии (заметьте, не в аварийном!) еще в 2000 году, а затем вдруг дом тайно от жителей ставят на "бесхоз". Но суда-то, что дом был действительно бесхозным, не было и, соответственно, его перевода в коммунальную собственность тоже нет. Получается, его планомерно готовили под снос?

Согласно оценке экспертизы стоимость разобранного дома составляет около 140 млн. тенге на год демонтажа. Так куда делся многомиллионный дом? Кто-то положил себе эти деньги в личный карман, потому что в доход государства от демонтажа не поступило ни одного тенге.

- Следователь тогда отказал в регистрации моего заявления по нашему дому в ЕРДР (Единый реестр досудебных расследований), посчитав, что нет оснований. Но вот что интересно, читаю в местной газете: заведено уголовное дело на женщину, которая украла у знакомой банку с огурцами! Другая где-то в области украла пакет с углем, тоже завели уголовное дело, а здесь дом! Целый дом за 140 миллионов и никто до сих пор не понес за это ответственность! И только после обращения в ДВД заявление было зарегистрировано, - удивляется Ирина Григорьевна.

Циничным на всем этом фоне выглядит ответ акима Рудного на очередной запрос Ирины Григорьевны, что, оказывается, одной из задач акимата Рудного является сохранность государственного жилого фонда. А где же был тогда акимат, когда незаконно разбирали на глазах жителей поселка несчастный дом?

Ирина Григорьевна вновь обращается в суд о признании незаконным демонтаж дома №82 и передаче арендной квартиры в ее собственность вместо утраченного жилья, тем более, что в Рудном уже рассматривалось подобное дело, и было принято мировое соглашение. Жительница дома №187 (тот самый "Титаник") обратилась с иском о признании реквизиции жилья (изъятие государством имущества у собственника с выплатой ему стоимости имущества) с ее передачей в коммунальную собственность с момента выплаты суммы компенсации. Но Ирине Григорьевне было отказано и в действиях акимата опять вина не доказана.

Она подает в областной суд, но и там не усмотрели нарушения законных и конституционных прав. Получается, что у нас закон действует в отношении граждан не одинаково, а избирательно, исходя из чьих-то интересов.

- Эту копию решения о мировом соглашении приносила в суды, в акимат Рудного, никто не взял даже в руки, - удивляется Ирина Григорьевна. - Ситуация аналогичная моей, единственное, что квартиру той женщины из пустого дома №187 акимат все же перевел в коммунальную собственность. Пусть и нашу квартиру, в доме №82, переведут также, в коммунальную собственность. Дом же по документам живой, а квартира наша зарегистрирована в нем в 2017-м году. Но мне говорят, что это уже коррупция... Спрашиваю на судах: "Почему же в аналогичной ситуации в 2010 году возможно было мировое соглашение, а сейчас нет? Может быть, закон поменялся? В ответ молчание, как будто я в шапке - невидимке...

В коридорах власти

За этот период Ирина Григорьевна у каких только чиновников не побывала на приеме. Везде ее внимательно слушают, сочувствуют, обещают разобраться и принять решение. Даже встретилась с акимом Костанайской области Архимедом Мухамбетовым, который пообещал решить проблему Ирины Григорьевны и пригласил в ноябре на повторный прием, если вопрос останется без изменения.

- При мне Архимед Бегежанович звонит акиму Рудного Бахытжану Гаязову, и говорит оформить квартиру на внука. Потом ко мне обращается: "Если не решится вопрос, то придете ко мне повторно в ноябре на прием". Вопрос не решился. Звоню в декабре прошлого года в приемную акима области, а мне секретари говорят: "Дважды по одному и тому же вопросу не записываем". А в Рудный мне ехать смысла нет, - невесело рассказывает женщина.

Надежда есть

Дело сдвинулось с мертвой точки, когда Ирина Григорьевна попала на прием к начальнику Управления полиции Рудного Алиму Бажикбаеву. Он создал следственную группу, которая достаточно активно стала собирать материал по пропавшему дому. В интересах следствия Ирина Григорьевна подробности открывать не хочет, но можно представить, куда ведут следы "Летучего голландца" и вокруг каких имен крутится уголовное дело. Собранные материалы переданы в областную прокуратуру для передачи в Агентство по делам государственной службы и противодействию коррупции РК.

Не по-людски как-то

По словам Ирины Григорьевны довести дело по дому №82 до логического конца это дело ее чести и принципа.

- Мои родственники всегда были трудоголиками, - рассказывает Ирина Григорьевна. - Папа, к сожалению, рано погиб, был единственным сыном. Мама его, моя бабушка, стахановец по своим трудовым достижениям, депутат, и даже участница ВДНХ (Выставка достижения народного хозяйства) в Москве, как руководитель овощеводов. Дед был участником Великой Отечественной войны, имел ранение. Они еще и первоцелинники. Можно сказать, что нажитое этими тремя тружениками сконцентрировалось в этой квартире №57, дома №82, которую у них просто забрали, наверное, посчитав, что они недостаточно наработали материальных благ для государства. Но ведь никакого суда по лишению квартиры не было, получается, что наши квартиры просто конфисковали. И в этом вся нелогичность ситуации.

Продолжение следует

История с домом №82 становится резонансной. Еще пятеро собственников, у которых сохранились документы на квартиры в демонтированном доме, борются за восстановление нарушенного Конституционного и законного права. Эта группа готовит обращение в Генеральную прокуратуру и в Администрацию Президента Республики Казахстан.

Ситуация в Качарах напоминает Бермудский треугольник, в водах которых где-то находится "Летучий голландец", и пока вопросов остается больше, чем ответов. "Хорошее Дело" будет следить за развитием событий.

Поделиться

баннер

Новые сообщения публикуются после модерации

Вы вошли, как гость. Вы не можете оставлять комментарии. Вам необходимо пройти процедуру регистрации или зайти на сайт со своим зарегистрированным именем и паролем.

Проверочный код
    Хорошее дело

    Авторизация

    Забыли пароль?

    Регистрация

    Если вы впервые зашли на наш сайт и хотите пройти регистрацию, то перейдите по следующей ссылке:

    Регистрация
    ×
    Хорошее дело

    Подписаться на рассылку

    Подпишитесь на нашу почтовую рассылку, и мы будем регулярно высылать на ваш e-mail самые свежие новости и информацию о нашей газете и жизни всего города.

    ×