Три кита Береке Мухаметкалиева

Технологии, учет, себестоимость

Два года слухов и разговоров… С приходом в АО «ССГПО» новой команды этих слухов и разговоров было великое множество. Многие инициативы президента Береке Мухаметкалиева воспринимались если не в штыки, то не находили простого понимания…

pic.alt

Фото: И.Старикова.      Береке Мухаметкалиев: «Сегодня можно сказать, что все наши оптимизационные мероприятия, которые были реализованы, они дали нам порядка 25-30 процентов снижения затрат»

Журналистам «Хорошего Дела» выпала возможность взглянуть на последние изменения, происходящие в градообразующем предприятии, глазами их инициатора.

Наша встреча состоялась на прошлой неделе. Ожидаем в приемной. Из конференц-зала слышится приглушенный разговор, при этом интонации то и дело повышаются. Оказывается, мы попали на телемост с руководством Группы, в ходе которого Береке Мухаметкалиев горячо отстаивает свое видение дальнейшего развития Качарского рудника. И вот, выходит, подтянутый, улыбающийся, в рабочей ветровке (оказалось, после разговора Береке Сагатович сразу же собирался отправиться на производство - авт.), садимся рядышком, на столе лишь карты карьеров, рабочие проекты, и сразу же, без каких-либо заранее заготовленных бумажек и привлеченных специалистов делаем экскурс в декабрь 2014 года - приход в АО «ССГПО» нового руководителя…

- Береке Сагатович, когда вы возглавили АО «ССГПО», много вопросов возникло в связи с вашей, пожалуй, одной из первых инициатив - компьютеризацией всех процессов предприятия. Насколько это было необходимо?

- Из начальных задач, которые мы себе ставили - это было внедрение SAP, интегрированной системы, представляющей собой конструктор взаимосвязанных модулей для управления процессом производства. До этого в АО «ССГПО» было 250-300 пользователей, которые работали на платформе компьютера. Сегодня у нас пользователей, тех, кто занимается ПК, порядка трех тысяч. Мы очень хорошо сдвинули этот формат.

Что нам дало это сегодня? Один из примеров, мы можем собрать информацию по подразделениям за ближайшую неделю, охватив наибольшее количество людей. За последнее время мы две работы такие сделали. Одна из работ - она касалась опроса по заработной плате. Вторая касалась опроса по матрице потребности - что необходимо для наших людей, какие мы видим сегодня красные зоны. Главное, чтобы это исходило не от руководителя, не от представителей профсоюза, а чтобы шло непосредственно от работников.

На сегодня в SAP прописаны все бизнес-процессы. Мы охватили все, начиная от элементарной заявки производственных процессов, включая отгрузку, реализацию и формирование отчетности. Плюс еще в том, что эта программа внедрена у нас уже на третьем подразделении Евразийской группы. Дальше идет «Алюминий Казахстана», Шубаркуль, а «Казхром» и «ЕЭК» - они уже изначально в этом продукте работали.

На сегодня глобальная отчетность формируется у нас на уровне групп. Это позволяет, во-первых, контролировать сами остатки продукции на складах. Во-вторых, позволяет контролировать себестоимость. Конечно, у нас есть видение дальнейшего развития. Полагаем, что мы будем использовать и другие программные продукты.

Хочу отметить, что это один из крупных проектов, который нам удалось вовремя, и качественно сделать. Конечно, сделали параллельно много позитивных вещей, таких как планирование, когда мы ушли от центрального управления. Сегодня ежемесячный формат бюджетирования составляется, начиная от цехов. Это и планы горных работ, и бюджет. Далее этот бюджет поднимается на уровне АО «ССГПО», и потом идет на группу. Поэтому мы полностью выстроили этот проект.

Мы также изменили систему учета, в частности систему учета маркшейдерских работ. Вы знаете, мы отказались от подрядчиков, исходя из того что нас не устраивал, во-первых учет. Мы считаем, что подрядчик не выполнял качественно свою работу. Маркшейдерская служба кардинально была пересмотрена. Главный маркшейдер сегодня является в структуре предприятий человеком, который непосредственно подчинен мне. Ни главному инженеру, или кому-либо, а мне. Может это временный период, пока мы не выстроим работу учета, в дальнейшем он вернется к классической схеме, но сегодня контроль осуществляется таким образом.

- Но ведь внедрение новых технологий именно в маркшейдерских работах уже начиналось на предприятии около пяти лет назад?

- Я понял, о чем вы. Этот проект до конца был не доработан. Принцип был такой, что было закуплено оборудование, которое должно было сканировать карьер. Исходя из того, что Сарбай имеет довольно большую глубину, и зачастую у нас там газовый фон повышенный, качество этой съемки было хуже. Поэтому в тот момент, когда мы сюда пришли, с тем, чтобы закрепить состояние дел по карьерам, мы привлекли подрядную организацию, и произвели аэрофотосъемку. И сегодня у нас период 2004-2005 года подтвержден аэрофотосъемкой, а дальше мы, конечно, будем использовать передовые методы. Я так думаю, и Группа сама идет к тому, что мы на ежегодной основе будем привлекать аудиторскую компанию, которая будет по результатам года производить оценку.

Тем не менее, тот аудит, который проходит сегодня, я вам скажу, что он очень четко подтверждает работу маркшейдерской службы, которую мы ведем. Маркшейдерская служба сегодня работает, как настоящий контролирующий орган, у нас даже есть ежемесячное снижение. С подразделений снимается тот объем, который был недовывезен, включая со сторнированием ГСМ и всего остального. Мы качественно поменяли структуру, укомплектовав оборудованием, но численно мы не приросли.

- Раз уж вы заговорили о ГСМ, учитывая историю с хищениями дизтоплива с баз объединения, которая всплыла после убийства предпринимателя Евгения Антоненко в декабре 2013 года, что было сделано в этом плане?

- Повторюсь. Из начальных задач, которые мы себе ставили - продолжить работу по учету, в том числе по учету ГСМ. Нами в 2015 году была внедрена система по учету ГСМ - это дало положительный результат. Мы охватили не только автомобильный транспорт, мы охватили и разгрузку, в этот формат включились склады ГСМ, где мы установили датчики на слив дизтоплива, на выдачу. На каждую машину были установлены датчики слежения топлива. При условии, если мы там видим, что было несанкционированное проникновение, то информация сразу же фиксируется, и выезжают оперативники. Это было произведено в формате оптимизации наших затрат. Сегодня можно сказать, что все наши оптимизационные мероприятия, которые были реализованы, они дали нам порядка 25-30 процентов снижения затрат, в том числе и по ГСМ.

- Береке Сагатович, говоря об оптимизационных мероприятиях, какие перспективы вы видите на сегодняшний день?

- Оптимизационные мероприятия включают в себя целый комплекс задач. Как я уже говорил, после того, как мы провели IT-революцию с привлечением SAP, следующей большой задачей стояла оптимизация затрат. В голове стоял учет маркшейдерской службы, вторая позиция ГСМ, далее мы развиваемся с точки зрения диспетчеризации. Сегодня мы заключили договор с крупнейшей в мире компанией «Modular», которая на Качарской площадке в 2017 году реализует проект диспетчеризации. Это позволит нам также более эффективно использовать наше оборудование, увеличить производительность. Параллельно мы начали этот проект в Куржункуле, там применяется современная казахстанская разработка.

- Мы не можем не спросить о развитии производства. Осенью прошлого года вы говорили о ряде проектов, которые на данный момент приостановлены, это разработка Южного Сарбая, завод ГБЖ. В 2011 году еще один проект был включен в Карту индустриализации Костанайской области - это 17 секция фабрики. Предполагалось, что ее запуск позволит получить дополнительно более 1 миллиона тонн готовой продукции. Стоимость проекта, по крайней мере, на 2011 год, составляла порядка 50 миллионов долларов США. Какова судьба этого проекта?

- 17-я секция фабрики - она в работе. Конечно, сегодня там снижены объемы реализации, связанно это и с рынками, и с нашими горно-техническими условиями. Фабрика позволяет увеличить объемы производительности конечной продукции с 10 миллионов до 13-14 миллионов безболезненно. У фабрики есть этот задел. Какие плюсы от обогатительной фабрики мы сегодня имеем?

Это стабильный для реализации концентрат с содержанием железа 66 процентов, но мы понимаем, что в сравнении с нашими конкурентами, исходя из того, что у нас довольно старая технология, мы имеем также довольно высокую себестоимость. При условии строительства новой фабрики, или внесения конструктивных изменений мы бы могли получить концентрат на пару процентов лучше по качеству, но даже если мы остаемся на 66 процентах, то хотели бы получить 20-30 процентов снижения себестоимости. В этом направлении мы также работаем, начали в 2015 году. Провели мы эту работу в комплексе, рассмотрели порядка 8 вариантов, включая изменение фабрики, изменения ФПО, просматривали весь процесс до производства окатышей. Смотрите, сегодня в работе 8 из 12 обжиговых машин. Но мы понимаем, что современные машины позволяют одной выпускать до 5 миллионов тонн окатышей в год. Мы для тех же 5-7 миллионов используем 12 машин. Сегодня наши прямые конкуренты имеют фабрики, которые одной машиной (пеллетайзером) выпускают 5 миллионов тонн продукции в год. Совершенно новый подход, расходные материалы намного снижены, мы при этом могли бы получить как минимум в два раза снижение расходов по электроэнергии, и как минимум в 2,5 раза снижение по газу.

- Раз уж речь зашла о себестоимости. Понятно, что в условиях кризиса, когда мировые рынки сырья отреагировали на глобальные вызовы падением цен, многие горнорудные предприятия столкнулись с серьезными проблемами реализации готовой продукции. Как это ударило по АО «ССГПО»?

- Мы же с какой проблемой столкнулись по 2014-му, по 2015-му году? В 2014 году мы реализовали порядка 14 миллионов тонн продукции - и концентрата и окатышей, где-то соотношение примерно 75 на 30 процентов. Уже 15-й год ознаменовался тем, что мы упали до 10 миллионов 700 тысяч, в 16-м году мы упали до 10 миллионов 80 тысяч.

Конечно, это не прибавило никому оптимизма, исходя из того, что еще и упала цена. В сравнении с 2014 годом цена упала почти в два раза, 2014 году был сложным, убыточным, вставал вопрос, что же будет дальше.

Конечно, за счет тех позиций, связанных с оптимизацией, нам удалось хорошо завершить 2015 год, мы вышли в прибыль, мы улучшили свои показатели по результатам работы 2016 года даже при условии, что цена осталась низкая, и объемы снизились еще, грубо говоря, на 700 тысяч тонн. Нам все же удалось сработать позитивно, и даже улучшить свои показатели на 60 процентов по сравнению с 2015 годом. Такие данные я могу озвучить…

И какие показатели на сегодняшний день вы можете отнести к активам?

- Предполагаем, что в 2016 году порядка 28 миллиардов тенге у нас будут отчисления в бюджет налогов. По сравнению с 2015 годом, когда было на уровне 17 миллиардов, видим колоссальные изменения. Повторюсь, все это за счет оптимизации, и тех проектов, которые мы реализовали на предприятии.

В 2017 году завершались длинные контракты с «Арселор Миттал» и «ММК», и это тоже вносило определенные риски, но наше руководство перед новым годом эти риски аннулировало.

Сегодня мы четко уверенны в том, что у нас порядка 10 миллионов тонн продукции для реализации есть, а рынок оживает, и мы может к этим 10 миллионам приростить Китай и часть России. Мы сегодня считаем, что любой рост этих 10 миллионов, и любой рост цены в ближайшие годы положительно скажутся. Мы хотели бы так думать, что 15-16 год - это было то дно, которое нам нужно было преодолеть. Можно сказать, это определенная вешка, и любые положительные изменения от нее принесут положительный результат.

В беседе с Береке Мухаметкалиевым мы также коснулись вопросов заработной платы работников объединения, социальной сферы, перспектив дальнейшего развития предприятия, в частности, качарской площадки и прочего. Но это отдельные темы, о которых мы расскажем в следующих номерах «Хорошего Дела».

Поделиться

баннер

Новые сообщения публикуются после модерации

Вы вошли, как гость. Вы можете оставлять комментарии, но для более удобного пользования сайтом, пройдите этап регистрации.

Проверочный код
  • Гость

    Пусть расскажет,почему молодые специалисты,начальники цехов участков уходят с ССГПО.

  • Гость

    Да точно! Теперь даже не берут на ССГПО людей, даже которые были хоть ОДНАЖДЫ с приводом в полицию. Я не говорю даже о наличии родственников с ошибками молодости. Это Такая служба безопасности

  • Гость

    как утомили шашлычные подпевалы, привыкшие тащить с комбината все и вся. Лишили кормушки, вот вы и ноете? Человек за два года сделал больше, чем шашлычник за 17 лет.

  • Гость

    Это про какой комбинат рассказывал господин президент ? Сам себя б не похвалил , другие бы не заметили о столь выдающихся результатах за период правления.

  • Гость

    И дивиденты по 50 тенге на акцию!!! Менеджер от бога

  • Гость

    Почему у вас нет профсоюза, это вы сами расскажите. Вам Шерстобитову в профком новый президент избирал, или сами лапки повыше тянули?

  • Гость

    Да, пусть расскажет,почему молодые специалисты,начальники цехов уходят с ССГПО, и почему пансионат горняк является недоступным для отдыха трудящихся. или это уже не их собственность по закону? А тогда о чем можно еще разноваривать с этим кризис -манагером,если для него социалка ничего не значит? Ну, и профсоюза нету у комбината никакого. что на ето скажет?

  • Гость

    Дай БОГ процветание ССГПО. И начните строить ГБЖ, а то много строителей без работы.

Хорошее дело

Авторизация

Забыли пароль?

Регистрация

Если вы впервые зашли на наш сайт и хотите пройти регистрацию, то перейдите по следующей ссылке:

Регистрация
×
Хорошее дело

Подписаться на рассылку

Подпишитесь на нашу почтовую рассылку, и мы будем регулярно высылать на ваш e-mail самые свежие новости и информацию о нашей газете и жизни всего города.

×