ГЛАВНАЯ

Я ведь не существую,

а живу и живу...

Непроходящее чувство дурного и глупого сна. Сна, когда ты открываешь глаза и говоришь сам себе: «И приснится же такая чушь»… На улице раннее утро, первые голуби царапают когтями по козырьку, кто-то идет на работу. Жизнь… Жизнь везде и во всем. И она просто не может не имеет права останавливаться. Она должна быть всегда.

pic.alt

Лариса Бузулан (режиссер Народного музыкального театра "Лес чудес"): "Хочется написать несколько строк в память о хорошем человеке, замечательном, ярком журналисте Сергее Петренко. Мы познакомились с Сергеем в рабочей обстановке - он всегда с большим интересом относился к деятельности нашего театра, не пропускал ни одного премьерного показа и обязательно делился своим мнением о нашем творчестве. Его статьи будут бережно храниться в театральном архиве. Веселый, обладающий искрометным юмором, умеющий расположить к себе собеседника - он старался осветить события, наполняя статьи эмоциями, не скупясь на эпитеты и метафоры. Все ждали новый выпуск газеты, чтобы прочитать именно его мнение на то или иное событие городской жизни.

Сергей был непременным участником всех культурных событий города, запомнился как один из самых ярких актеров театра "Рампа". Мы все понесли невосполнимую утрату. Ушел талантливый человек, журналист, поэт, актер и просто хороший, веселый и очень смелый человек. Он писал как жил, и жил как писал, оставив нам на память свои статьи, мысли и свое мнение".

02.jpg

Максим ФРОЛОВ (руководитель молодежного общественного объединения "Жастар"): "В новость, о безвременном, таком скоропостижном уходе Сергея Петренко, мне не хотелось верить. С начало показалось, что это просто какой то дурной розыгрыш. Который вот-вот должен раскрыться…

Роль в Сергея в становлении гражданского общества города была весома и очень востребована! Он был, безусловно, "рупором" множества людей, помогающим раскрыть и привлечь внимание ко многим вопросам. Его наследие в том, что он не только был честным и принципиальным и не любил фальши. Сергей, очень достойно выполнял свои обязанности журналиста, тем самым показав высокий уровень независимой журналистики не только в городе, но и области. Он был скромным, не любил пафоса и лицемерия. Все кто его знали, скажут, что Сергей был "настоящим", простым и добрым другом. Он был "идейным" и нес свою идею по жизни с высоко поднятой головой! И мне очень грустно, что эта жизнь все-таки не позволила ему реализоваться еще больше. Но, я думаю, что у Бога теперь появился первоклассный журналист, и мы еще прочтем его статьи. Покойся с миром Сергей, мы благодарны тебе, что ты был у нас!"

03.jpg

Семен Гуренко (одноклассник, г.Москва): "Нормальный он был, как все мы, со своими тараканами. Неспокойный ум. На фантастику научную подсадил меня. "Дюна" помню произвела впечатление. Круговорот книг был, с его подачи. В то время книги начали терять вес. А мы почему-то продолжали читать. И телек не смотрели. Соберемся у Сереги, музон играет - эмсихамер, албан, сектор. В карты резались. Прикольные были времена. Начало 90-х".

* * * * *

Наталья Клименкова (одноклассница, г.Старый Оскол): "Вечером после школы все пошли гулять, провожать всех. Погода была дождливая, у меня был зонт трость, черный… я устала его нести и отдала Сережке!!! Он очень обрадовался, тогда я не поняла))) Спустя время он сказал: я не знал, как к тебе подойти, хорошо, что был зонт!!! С тех пор он любил осень и зонт))) И опять сентябрь…".

* * * * *

Валентина Гареева (преподаватель этики, завуч школы N17, г.Москва): "Я в шоке от этой ужасной вести! Сережа хороший был (БЫЛ - жестокое слово) человек! Очень жаль, очень".

* * * * *

Елизавета Уланова (учитель химии, г.Рудный): "Сережа Петренко, какой он? Да он разный… Добрый, жесткий, веселый, задумчивый… Но главное, справедливый. Это человек с обостренным чувством справедливости и правдоборец. Вот когда он был в школе, я почему-то думала, что он будет писателем или поэтом. И была приятно удивлена тем, что он стал журналистом. Я не могу говорить о нем в прошедшем времени, потому что это неправильно, когда наша ученики уходят раньше, чем мы… Сережка - он есть, будет, потому что это очень неординарный человек. Потому что это человек, который, на мой взгляд, хотел успеть все, и который, наверное, продолжает хотеть изменить мир к лучшему. Очень трудно говорить о человеке в прошедшем времени. Для меня он всегда есть, и всегда будет… Он всегда останется Серегой Петренко, таким где-то улыбчивым, где-то серьезным, но всегда человеком со своим мнением, который умеет его отстаивать и умеет убеждать. Вот таким человеком он всегда останется в моей памяти".

* * * * *

Екатерина Уланова (Румбах), (одноклассница, г.Челябинск): "…В школе я мечтала стать великим журналистом. Ну, или великим психологом. Не стала ни тем, ни другим, но от того подросткового увлечения остались мои "опросные тетради". В одной из них я просила ответить, что люди думают о нашем - тогдашнем - возрасте (14-16 лет). Ответ Сергея был одни из первых. Как обычно, прямолинейно он "прошелся" по школе, по родителям, по "ботаникам"… А в качестве посткриптума написал: "Все вы видите в классе грубого, тупо шутящего идиотика. Имидж. Всего лишь тупой, дутый имидж…". И вот сквозь этот "имидж" прорастали стихи – с какой-то очень беззащитной душой, "с глазами Блока", как поет Шевчук…

То, что Петя (так его называли в классе) пишет, было для всех откровением. Кажется, впервые мы услышали его стихи в поезде до - тогда еще - Ленинграда (когда ездили туда с классом), поздно вечером: "Стук, стук - стучат колеса. Жить в этом мире не сложно, не просто…" . Запомнилось… Именно с тех пор имя Сергея Петренко у меня ассоциируется в первую очередь с поэзией, и уже потом с журналистикой.

…Наверное, о его умении прямо говорить то, что думает, вспомнят и скажут многие. И, пожалуй, оно у него было уж если не с детства, то со школьной юности точно.

10 класс. Традиционное сочинение по "Преступлению и наказанию" Достоевского. Нина Степановна, учительница литературы, читает классу работу Петренко. Ровно полстраницы тетрадного листа острым Серегиным почерком и четкое обоснование того, почему Раскольников прав. Нам это тогда прочли, так сказать, в назидание как не надо, но лично меня восхитило его… бесстрашие, что ли… пойти против традиционного взгляда, против правил! И в этом был он весь…".

04.JPG

С Сергеем Петренко познакомилась давно, лет 20 назад. Тогда, будучи студенткой журфака КГУ, участвовала в рудненском поэтическом конкурсе, который проводила газета "Магнетит". Не из собственного желания. Мама из благих побуждений отнесла в редакцию мои стихи, которые я нередко писала в столь юном возрасте, предчувствуя любовь и прочие изломы судьбы. Деваться было некуда, пришлось выступать. Вот тогда я увидела и услышала Сергея Петренко. Скромный парень не показался мне тогда уверенным в себе человеком. Однако его скромность странным образом слетала, когда он обнажал свою душу, читая стихи. У него были, действительно, отличные стихи. Они выделялись и формой, и содержанием. У меня не было сомнений, что первое место займет он. Так и вышло.

Заметив талант молодого человека, журналисты "Магнетита" подтянули парня в далеко не поэтическую среду - журналистику. Наверное, это было правильным решением. Часто судьбы поэтов трагические оттого, что талант отрывает их от реальности. Им приходится заземляться пороками. А здесь приходилось не "петь" о любви, а решать словом проблемы. И Сергей решал. Я не следила специально за его творчеством или его судьбой. Но время от времени пути наши пересекались, когда областные СМИ приезжали в Рудный вместе с акимом области или на официальные мероприятия акимата города.

Казалось шапочное "здравствуйте" не передает особенностей человеческой личности. Но я всегда ощущала, что Сергей сложился в человека неравнодушного, тонко чувствующего всяческую несправедливость, желающего внести поэтическую гармонию в хаос. Человека, не останавливающегося на остром и точном Слове, свершающего каждый день Дело за правду. Человек Слова и Дела, мир твоей душе!

Людмила Круглова, (корреспондент региональной газеты "Костанайские новости").

05.jpg

Гук.И.И. (г.Рудный): "Очень больно осознавать, что Сергея больше нет с нами, Нортон вечно будет жить в нашей памяти! Утрату трудно осознать и принять, ведь он был Человеком с большой буквы. Сергей был отличным другом и товарищем, готовым всегда прийти на помощь. Вечная и светлая память ему!".

* * * * *

Марат Айдарбеков: "Сергей был хорошим, общительным, отзывчивым человеком, очень разносторонним, был душой компании, всегда заводила и весельчак! Не верится в то, что его с нами больше нет!".

* * * * *

А. Глазкова, г.Щучинск: "Мы познакомились с Сергеем 2 года назад, на сталкер-страйке в Кокшетау. Сразу бросился в глаза легкий, веселый, характер с некоторой, я бы сказала, отеческой строгостью. В нем не было лишнего, никакого пафоса. С ним всегда было легко общаться, легко найти общий язык. Для меня он был больше, чем другом, он был наставником. Не слышала от него ничего плохого ни в свой, ни в чей-либо адрес. Он всегда был душой компании, умел сплачивать людей, даже совсем друг с другом не знакомых. Даже сейчас, после подтверждения, я отказываюсь верить, что не услышу его шуток и смеха, не увижу улыбок, не обниму при встрече... Невосполнимая утрата для всех нас".

* * * * *

Яр "Бенито": "Лучший человек, которого я узнал за последнее время и это не пафос, это факт. Добрый очень. Веселый. Отзывчивый. Шикарный собеседник. Он стал мне братом за то недолгое время, что мы были у него в гостях. Спи спокойно, Бармен. Я буду скучать, Серега".

* * * * *

Тимур Хонда: "Сергей был очень добрым и отзывчивым человек, для меня он был уважаемым человеком, и хорошим товарищем! Человек, который никогда не покажет как ему плохо, он всегда и всем дарил только радость и улыбку. Пусть земля будет пухом... Прощай друг".

* * * * *

Алина Корниенко: "Для меня Сергей - один из добрейших и чистых людей, которых я когда-либо знала. К нему тянуло, рядом с ним было комфортно, словно это родной тебе человек. Я уже бесчеловечно по нему скучаю, и буду всегда вспоминать с улыбкой. Мне бы очень хотелось еще раз сказать ему спасибо, за все...".

* * * * *

Дмитрий Долгих: "Сергей, Серега, бармен. Этот позывной к нему приклеился в 2017 году, когда мы организовывали первую свою игру "Сталкера" в Костанайской области, не было подходящей кандидатуры чтобы отыграть роль торговца Бармена-Сидоровича и Сергей согласился. Ну, кто бы сомневался, что он справится. Вообще роли ему довались легко, сказывался артистический талант. С тех пор он стал Барменом. Первое его знакомство со страйкболом произошло в 2013 году на международной игре "Буря в Сливии", которая проходила на территории рядом с заводом "Казогнеупор". Туда он приехал как репортер. Статья получилась хорошая и, конечно же, на предложение попробовать поиграть, он согласился. Зрелище было занятное. Большой дядя с РПК, в бронежилете, шортах и шлепанцах. Да уж. До 2017 года, мне никак не удавалось привлечь его в страйкбол, ну не его это было. Со временем я тоже отошел от классического страйкбола и увлекся Сталкерстарйком. Предложил Сергею, но он не загорелся. Тогда предложил поиграть сначала в компьютерную игру, согласился даже скачать ее для него. Как-то вечером занес флешку с игрой и сказал - пробуй. На следующее утро, был звонок от него: "Ну, ты и вражина! Поставил твою игру в 9 часов вечера, сел попробовать, когда пошел покурить, на часах было 3 ночи".

С тех пор Сергей загорелся игрой. В прямом смысле слова, стал ее фанатом. К слову сказать, у него был талант, талан играть, талант писать, талант отыгрывать. Такое мало у кого было. Его любили, его уважали, и даже не за возраст, просто потому, что он был такой. Мог довести до белого каления, а мог развеселить.

Много помогал с организацией игр в нашей области, много с ним ездили и по зарубежным играм тематики Сталкер - набирались опыта. В каждую игру он вкладывал частицу своей души, так как она делалась для людей, для игроков. Но, впрочем, он всегда был таким - в большинстве своем все его репортажи были направлены на защиту именно общества, помощь людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. И люди, видя это, шли к нему, ибо знали, что в пределах своих возможностей он им поможет. На его жизни было много проблем, но он старался решать их, причем, в позитивном русле. Жизненные приоритеты расставлял правильно. Как он говорил: "Своих жен я люблю, равно как и детей, а то, что разошлись, это всего лишь стечение обстоятельств".

На первом месте была работа, а учитывая ее специфику - требовала огромного количества терпения и нервов. Потом шла семья, ну а затем Сталкерстрайк. И в последнюю игру он играл не за игрового персонажа, а за участника. Ну как играл - он жил. В любом случае Серега, ты останешься в нашей памяти, бесшабашным и веселым бойцом группировки "Свобода". И да, ты не умер, ты просто перешел в другую группировку!".

06.jpg

Хабибулин Ф.Г. (директор школы N17, ныне гражданин Израиля): "Да, это горе не только для родителей, друзей и близких, но и для СМИ города. Как я знаю, он был справедливый и неподкупный".

* * * * *

Сергей Ивачев (одноклассник, г.Екатеринбург): "Сегодня не стало еще одного моего одноклассника... Сереги Петренко, нашего Пети... Почему и зачем - не нам судить... Философ, дворовый романтик, правдоруб, жизнелюб, искатель "баланса между подлостью и тупостью", максималист, вечный сталкер, защитник слабых, поэт, рудничанин, одноклассник, сын, отец...Он двигал жизнь в правильном направлении - к справедливости и честности, и хотел, чтобы мы все двигали ее туда же! Давайте же хотя бы попробуем так жить! Пусть душа твоя, Серега, будет счастлива! Лети... А мы здесь... Помним, уважаем, скорбим...".

* * * * *

Ирина Симакова (одноклассница): "Врезалась в память первая фраза из его стихотворения: "Он видел, как лошади пили небо...".

* * * * *

Шнайдер Л.Я. (классный руководитель, ныне гражданка Германии): "До сих пор нет слов, чтобы что-то сказать... Я читала заметки, которые написали в "Одноклассниках" и подписываюсь под каждым словом. И это действительно так. Он был правдоруб, не правдолюб, а правдоруб... Это было жестко, это было хлестко... А еще мне очень нравилось то, что он был очень талантлив, но при этом знал себе цену,но не зазнавался. И восхищался другими людьми. Меня всегда поражает, когда люди заносятся, настолько высоко себя оценивают и всех других уже не замечают, у него этого не было. И когда он говорил: "Какие у нас замечательные, какие у нас прекрасные..." он находил какие-то слова, комплименты (сейчас все сразу и невозможно вспомнить), но этот восторг, меня всегда это поражало...

Очень критично относился к себе. Мог о себе очень грубо сказать. Я всегда говорила: - Прекрати, ты не такой. - Да ну, я лучше знаю. Я копаюсь в себе.

Это человек, который искал истину не только в других, но пытался еще и в себе докопаться... У меня в ушах его слова: "Надо жить. Нам всего по 42. Надо жить. Жизнь хороша, нам еще рано уходить...".

Ощущение того, как будто он это чувствовал... Он действительно очень много не написал. И ту книгу, которую он мечтал написать о нашем замечательном классе и стихи, которые он посвящал многим... Я считаю, что это большая-большая потеря... И очень жаль... Всегда говорят, что небесам тоже нужны лучшие... Что Туда уходят лучшие... Это Судьба... Это Карма... Я знаю, что он очень любил маму, всегда очень хорошо о ней говорил и мне хочется только ей пожелать сил, жить дальше, помнить о нем и знать, что и с Небес он будет за ней наблюдать, посылать ей свою любовь... Больно... Очень...".

* * * * *

Елена Макаренко  (одноклассница, г.Рудный): "Тяжело осознать. Общаться приходилось часто, и по работе и вообще. Всегда называл вещи своими именами, от которых коробило... Но, обратившись к нему за помощью, мог помочь всегда. Хотя и не обходилось без его жестких комментариев. В моей памяти останется его образ клоуна... Доброго, большого и смешного, который больше никого не насмешит... Светлая память...".

07.JPG

Екатерина Корчагина (Колобова): "Хотелось бы немного рассказать о дружбе с Сергеем. Мы познакомились в 2008 или 2009 году, уже не помню точно. Я тогда училась в костанайском автодорожном техникуме и работала кондуктором на автобусе... Поскольку специальность мужская - техник-механик, у меня возникли проблемы с поиском места практики. Я была возмущена такими гендерными гонениями, и решила предать огласке этот факт. Придя в редакцию, я и познакомилась с Сергеем. Улыбчивый, немного ехидный он меня выслушал, задавал вопросы и все записывал... А потом вышла статья - "Механик в юбке или гендерная ошибка". Было и смешно и обидно, но так началась дружба. Он еще несколько раз писал обо мне и еще двух девушках, когда я работала в такси, потом о волонтерах. Моя мама не раз обращалась к нему за помощью. В 2012 году я пригласила его на свою свадьбу, и он любезно согласился. Его было не удержать, все настроение держалось на нем... Он всегда проникался несчастьем и счастьем других, словно сам все это переживал. Однажды он появился у нас в "Рок-баре" и, как говорится, прижился сразу. Сейчас я работаю в АО "Варваринское" водителем, жду, когда закон о труде разрешит женщинам работать на самосвале. Когда мне предложили обучиться, я, конечно, согласилась и сразу написала Сергею об этом. Каждый раз при встрече он всегда спрашивал - ну когда уже? Говорил эта статья моя, я первый должен о тебе написать, о моей землячке - первой покорившей карьерную махину... Жаль, что он не напишет этой статьи. Жаль, что больше не обнять его, не услышать такого заводного смеха. Его уход стал шоком... невосполнимой утратой".

08.jpg

…И даже после похорон не верится, что нашего Сережи с нами нет. Ведь кажется, что молодые "уходят" только трагически или по болезни. Но чтобы раз - и сердце отказало… в 42 года… Оказывается, бывает. И даже у более молодых. Но вот этот случай на прошлой неделе забрал нашего Сережу Петренко. И прошлый номер газеты "Хорошее Дело" стал для него последним. А темой нового номера стал он сам.

На этих страницах "Хорошего Дела" уже не будет его статей. Потому что Сережа не работал, что называется, "в портфель". Нет у него того материала, что может подождать неделю, две, а вот потом, когда, быть может, случится творческий кризис, не будет тем, вот тогда можно достать и напечатать. В нашем городе темы на каждом шагу, если не закрывать на них глаза и не лакировать действительность бравыми цифрами и отчетами. А творческие кризисы, если и случались, то, наверное, о них знал только Сережа. Ведь город ждет. И город получал. О наболевшем, и о никому не известном. Нестандартно о стандартном. О том, что на виду, и о том, что замалчивалось. Последние строчки мог дописывать накануне выпуска. А посему вторник - всегда напряженный день в редакции. Часы идут, типография ждет, статьи пишутся. И, как следствие, своего рода выходной в среду. Не в прямом смысле этого слова. А так, журналистский, когда можно выдохнуть, ведь до следующего вторника еще есть время. Отреагировать на что-то, если случится. Подумать о том, что можно написать. Анализировать имеющиеся факты. Наверное, с такими мыслями Сережа ушел в тот день домой. И больше его коллеги уже не видели.

«Мне нужен Петренко»

Первая после "Здравствуйте" самая произносимая фраза пришедшими лично в редакцию и звонящими по телефону. Абсолютный рекорд в этом деле зафиксирован в 4 утра! Мне кажется, фамилия Сережи стала у рудничан нарицательным общегородским ответом на все проблемы. Вообще на все. Даже там, где надо просто снять трубку и позвонить, например, в ПКСК, кажется, чаще звонят в "Хорошее Дело", чтобы поделиться с Петренко. И наш Сережа держал отпор. Выслушивал, подсказывал, помогал, отправлял в соответствующие инстанции или… находил те самые зерна тем, которые могут стать интересными общественности.

О смелости и врагах

Бывало, откроешь новый номер, прочтешь и ахнешь! "Серж, ну как ты не боишься?!". Ухмыльнется, пошутит. Мол, "кто-то же должен". Мне кажется, у него был некий азарт - докопаться, понять, раздобыть и, конечно же, сообщить. Ну, как вот с пресловутым колесом обозрения. Все ж началось с какой-то циферки в отчете акима. Иной бы может и не заметил. Но только Сережа показал городу, какой памятник из наших с вами налогов ставят городские власти. Неугодный. Кость в горле. Страшно предположить эпитеты, произносимые в здании администрации в адрес Петренко. Но в их существовании сомневаться не приходится. А что? Для премий и дипломов есть другие. А он просто писал другую правду. Ту, у которой свои награды. В лице людей, которым он помог, решенных проблем или наконец-то обращенных на них взглядов.

О юморе

Не часто приходилось попадать в ситуации, где можно полчаса трепаться с Сережей о том, о сем. Все как-то на бегу. У каждого своя работа. Но для того, чтобы проникнуться его юмором, достаточно и пары минут. Он у него такой… специфический. Сначала, словно маска, что-то злое, эдакий сарказм. Так сказать, соответственно образу неугодного, выискивающего негатив. И тут же раз, в какую-то секунду, растаял, пошутил уже по-другому, по-доброму, посмеялся и стал такой "няшка". Я не знаю, как это передать словами. Он даже моим детям придумал специфические имена.

О жажде жить

В последнее время он очень изменился. Стал уделять внимание здоровому образу жизни, похудел, подтянулся. Как говорил в нашу последнюю встречу - весь гардероб поменял, так как размерчик сменился. Хвастался, что у него уже есть внук. Одним словом, жить и жить…

О позитиве

Обидно было слышать порой "Вот, ваш Петренко, один негатив видит". Не один! Но он его видит! Как говорится, "кто-то же должен". Держать баланс. И пусть это пафосно прозвучит - да, баланс добра и зла, позитива и негатива. Потому что наш мир - дуален. И кто-то должен спускать с небес на землю. Давать представление с другой стороны. Нести в массы другую правду. Он был позитивным. И очень хотел, чтобы все было хорошо. У всех.

Юлия Кудина, сотрудник рекламной службы "ХД".

09.jpg

Он был... Горько и больно говорить о Сергее "он был", ведь всего неделю назад вышел номер "Хорошего дела" с его публикациями, только 10 сентября он выложил во ВКонтакте свой последний пост, 17 сентября мы собирались встретиться, чтобы обсудить участие в новом проекте, и впереди было еще столько планов, встреч, успехов. Планы и проекты остались, только реализовывать их придется уже без Сергея.

Я познакомился с Сергеем чуть больше десяти лет назад, в марте 2009 года, но уже тогда знал его как талантливого журналиста, который умел писать ярко и честно, не признавая компромиссов и невзирая на лица, не размениваясь на заказуху и мелочевку.

К тому времени я специально следил за его статьями, радовался успехам. И было чему радоваться: ясно было, что на городском литературном поле появился новый игрок, молодой, дерзкий журналист, умеющий и любящий писать. Он не боялся острых тем, не терпел темных углов, старался осветить и рассказать читателям то, что обычно оставалось скрыто. Читатель не оставался в долгу.

Когда бы я ни зашел к Сергею на работу, у него всегда были посетители. Впрочем, застать его на работе, не договорившись предварительно, было практически невозможно. Он постоянно был в движении, на судебных заседаниях и сборах правлений, на встречах и собраниях, на общественных слушаниях, премьерах, хоккейных матчах. Казалось, обычному человеку, с его размеренной жизнью, и за неделю не успеть сделать столько, сколько успевал Сергей за день.

Нельзя не признать, что и сама газета "Хорошее дело" заработала свою репутацию независимого, честного городского печатного издания не в последнюю очередь благодаря усилиям Сергея. Можно сказать, что он нашел свое место, а газета обрела своего автора.

Часто местная пресса нужна горожанам только из-за публикации программы телепередач да объявлений. "Хорошее дело" люди покупали именно для того, чтобы прочитать очередную статью Сергея Петренко.

За последние годы он поднял множество острых тем. Легко вспомнить ситуацию с Домом ребенка, с поликлиникой, с тарифами энергетиков и тепловиков, скандал с колесом обозрения, многочисленные конфликты в гаражных обществах, обществах садоводов, ПКСК...

Но сказать, что Сергей был только журналистом, значит забыть обо всех остальных сферах его интересов.

Он был болельщиком - болельщиком грамотным, знающим, преданным. Буквально с начала существования хоккейной команды "Горняк", она находилась под его постоянным наблюдением, не как критика, а как большого друга. При этом Сергей не упускал из виду и остальную спортивную жизнь города. Благодаря его публикациям читатель узнавал о победах наших борцов и лыжников, боксеров и конькобежцев, гонщиков и стрелков, взрослых, детей и ветеранов. Не оставались в стороне и проблемные вопросы. Например, несколько статей были посвящены катастрофическому состоянию самого известного в области и за ее пределами зала Школы бокса, из стен которого вышли чемпионы и рекордсмены, олимпийские призеры.

Сергей был поэтом. Хорошим поэтом. Стихи он начал писать еще в школе, а первая публикация появилась на литературной страничке "Магнетита" в 1997 году. Он выпустил несколько сборников стихов, участвовал в коллективных изданиях, печатался в журналах, был лауреатом республиканской премии. Он тонко чувствовал поэзию, а его честность не давала ему спокойно относиться к графоманам и бездарям. Творческим людям он предъявлял повышенные требования, требовал движения, развития. Поэтому к мнению Петренко-критика прислушивались и местные поэты, и областные литераторы, а многие просто боялись его оценок.

Как человек творческий он не просто общался с поэтами, музыкантами, художниками, он буквально жил их жизнью. В творчестве он не делил людей на своих и чужих, для него важнее было - есть ли у человека талант, воля, умение и желание работать. И сам он не стоял на месте, буквально в прошлом году Сергей дебютировал на сцене в качестве, можно себе представить, клоуна! Юбилей цирковой студии "Драйв" прошел с участием клоуна "Вованыча", в которого перевоплотился Сергей. А еще он с успехом играл в нескольких спектаклях театра ветеранов "Рампа".

Сергей был патриотом Рудного, но не потому, что ни разу не видел ничего другого. Было время, когда он уезжал в Россию, но вернулся домой, на родину. И больше уже никогда не покидал Рудный, потому что здесь были его интересы, его друзья, потому что близка была ему жизнь города, его работа. Сергей умел не только писать, он и сам работал, проходчиком и грузчиком, бетонщиком и садовником.

Он активно участвовал не только в культурной и общественной жизни. Принимал участие в рейдах полиции и водной инспекции, а многие из таких рейдов проводились непосредственно по его инициативе.

Сергей Владимирович Петренко - один из немногих людей, которые не смирялись с окружающей рутиной, с валом повседневных проблем и разочарований, а активно с ними боролись, стараясь повернуть нашу жизнь в лучшую сторону. И с ним наш город становился лучше - чище, честнее, уютнее.

В одном из стихотворений Сергей написал: "Быть птицей, быть яблоком или дождем, но не быть пустотой...". Мы сейчас можем сказать, что он в полной мере реализовал себя, не оставив пустоты. Он остался в нашей памяти и в наших сердцах, в своих стихах и сотнях хороших дел.

В сборнике "Городское одиночество" Сергей писал: "Я видел, как лошади пили небо". Нам трудно судить, но, наверное, когда он писал эти строки - он был счастлив.

И вспоминая его, будем помнить об этом, о счастье человека, который жил полной жизнью. Его костер быстро догорел, но пока он горел, нам всем было капельку теплее.

Покойся с миром, Сергей. Вадим ЧИЧЕРИН

10.JPG

Фото предоставлены друзьями и близкими Сергея Петренко.

Поделиться

баннер

Новые сообщения публикуются после модерации

Вы вошли, как гость. Вы не можете оставлять комментарии. Вам необходимо пройти процедуру регистрации или зайти на сайт со своим зарегистрированным именем и паролем.

Проверочный код
    Хорошее дело

    Авторизация

    Забыли пароль?

    Регистрация

    Если вы впервые зашли на наш сайт и хотите пройти регистрацию, то перейдите по следующей ссылке:

    Регистрация
    ×
    Хорошее дело

    Подписаться на рассылку

    Подпишитесь на нашу почтовую рассылку, и мы будем регулярно высылать на ваш e-mail самые свежие новости и информацию о нашей газете и жизни всего города.

    ×